Записка Министра Внутренних Дел князя Святополк-Мирского по вопросу о распечатании старообрядческого храма в г. Уральске в 1905 г.

Записка Министра Внутренних Дел князя Святополк-Мирского по вопросу о распечатании старообрядческого храма в г. Уральске в 1905 г.
Министр Внутренних Дел, свидетельствуя совершенное почтение Его Превосходительству Барону Эммануилу Юльевичу, имеет честь препроводить при сем, во исполнение ВЫСОЧАЙШЕГО повеления 26 Декабря 1904 года, записку о распечатании старообрядческой моленной в городе Уральске, на предмет рассмотрения таковой Комитетом Министров в связи с общим пересмотром закона о раскольниках.



№ 26.
15 Января 1905 года.
Его Превосходительству
Барону Э. Ю. Нольде.



ЗАПИСКА

Министра Внутренних Дел по вопросу о
распечатании раскольнической моленной в
г. Уральске.



Во время бывшего в 1879 г. в г. Уральске пожара сгорела принадлежавшая местным раскольникам австрийской секты (противоокружникам) моленная, вследствие чего в 1884 г. названные раскольники, чрез уполномоченных купцов Лебедева, Симакова и казака Мусатова, возбудили ходатайство о разрешении им возобновить сгоревшую моленную. Ходатайство это, на точном основании п. 8 закона 3 Мая 1883 г., было отклонено, но при этом Министерство, в виду значительного числа проживающих в г. Уральске раскольников упомянутой секты (1,500 в городе и 3,500 в окрестностях), признало справедливым разрешить им обратить в моленную одно из существующих строений. По объявлении этого распоряжения Министерства те же уполномоченные, в Марте 1895 г., обратились к военному губернатору области с ходатайством о разрешении им приспособить для моленной расположенный близ дома, занимаемого губернатором, частный дом, согласно представленному при прошении плану.

Означенный план и фасад дома, по рассмотрении местными техниками, согласно представлению военного губернатора, были утверждены Министерством Внутренних Дел и во второй половине Ноября того же 1885 года раскольники приступили к работам по устройству означенной моленной, которая была закончена в 1890 году.

Во время производства работ обнаружилось, что раскольники приобрели не жилой дом, а лишь одно дворовое место с обгоревшими во время пожара 1879 г. стенами, которые при устройстве моленной, как совершенно негодные, были разобраны до основания и, таким образом, отстроено совершенно новое здание, чего ни местное начальство, ни Министерство Внутренних Дел вовсе не имело в виду разрешать.

Возникшее, таким образом, частью по недоразумению, частью по недосмотру, новое здание, длиною 17 саж., шириною 12 саж. с высокими окнами, по удостоверению местного начальства, резко выделяется из ряда обыкновенных частных домов и для разрешения такого совершенно несогласного с правилами закона 3 Мая 1883 г. положения бывший в то время военным губернатором Уральской области генерал-майор Шипов предложил раскольникам приспособить выстроенное здание моленной к другому употреблению или отдать его в наем, а взамен устроить себе моленную в каком либо жилом помещении, как того требует п. 8 упомянутого законоположения, но раскольники не только не согласились исполнить предложение губернатора, но в ночь на 14 Апреля 1891 г. тайно перевезли в новое здание иконы и совершили в нем богомоление, что и вынудило генерал-майора Шипова сделать, согласно указаниям Министерства Внутренних Дел, распоряжение о закрытии самовольно открытой ими моленной опечатанием ее в присутствии нескольких благонадежнейших лиц православного исповедания, что и было исполнено 19 того же Апреля.

После этого Уральские раскольники собирались временно для общественных богомолений в другом помещении, которое в Декабре месяце 1896 г. сгорело, вследствие чего уполномоченные раскольников возбудили ходатайство о разрешении совершать общественные богомоления в запечатанном здании новой моленной, и военный губернатор области генерал-майор Максимович, представляя означенное ходатайство Министру Внутренних Дел, сообщил, что хотя запечатанная моленная действительно устроена согласно утвержденному плану, но по внешнему своему виду похожа на христианский храм и потому распечатание оной может весьма неблагоприятно влиять на утверждение в православной вере тех из местных жителей, которые недавно обратились из раскола в единоверие.

Так как большинство раскольнического населения г. Уральска состоит из казаков, к религиозным заблуждениям коих правительство, в виду боевых их заслуг всегда относилось снисходительно, то при рассмотрении настоящего дела было признано необходимым спросить заключения Военного Министра, который уведомил, что каменное здание моленной, господствуя своею обширностью и тяжеловесностью над прочими окружающими его городскими зданиями и имея при том огромные, высокоподнятые от земли решетчатые окна, невольно обращает на себя внимание, в виду чего распечатание этого здания для раскольнических богомолений несомненно окажет существенный вред в деле обращения раскольников в православие и единоверие.

Вследствие такого отзыва Военного Министра, Министр Внутренних Дел отклонил ходатайство раскольников, о чем и было сообщено военному губернатору области для объявления просителям.

На это последнее распоряжение Министерства просители принесли жалобу Правительствующему Сенату, который, рассмотрев дело, нашел: 1) что раскольники жалуются на Министерство Внутренних Дел за неудовлетворение их ходатайства о разрешении молиться в моленной, закрытой по распоряжению Министерства в 1891 г., 2) что согласно ВЫСОЧАЙШЕ утвержденному 2 Марта 1898 г. мнению Государственного Совета, последовавшему по делу Писева, закрытие раскольнических моленных в порядке административном зависит от Комитета Министров, по представлению Министерства Внутренних Дел, и 3) что закрытие моленной в г. Уральске, открытия которой домогаются раскольники, последовало по распоряжению Министерства помимо Комитета Министров. По сим соображениям Правительствующий Сенат, признав неправильным как это распоряжение, так и отказ в распечатании моленной, указом от 15 Февраля 1900 г. за № 1460, отменил обжалованные раскольниками распоряжения Министерства.

По рассмотрении обстоятельств настоящего дела, Министерство Внутренних Дел нашло, что возведение нового здания для моленной в г. Уральске произошло отчасти вследствие недосмотра местных властей и чрезмерного их доверия к раскольникам, а отчасти, быть может, по упущению или ошибке должностных лиц, в обязанности которых лежало утверждение плана и фасада предположенного к постройке здания. В 1900 г., по истечении почти 10 лет после окончания постройки, подробное расследование, кто именно и в какой степени допустил в этом деле ошибку или недосмотр, не может иметь практических последствий, так как подобные ошибки, при значительной канцелярской работе, всегда возможны и извинительны. Поэтому, не останавливаясь на этой стороне дела, Министр Внутренних Дел признал, что во всяком случае раз по той или другой причине факт неправильной постройки совершился, следует обсудить дальнейший образ действий относительно существующего, вопреки п. 8 закона 3 Мая, здания моленной.

Из предыдущего изложения видно, что военный губернатор еще ранее совершенного окончания постройки, обратив внимание на допущенные неправильности, предупредил раскольников, что открытие моленной в упомянутом здании не может быть разрешено, но раскольники, вопреки означенному предупреждению, самовольно приступили к богослужению, очевидно, с целью создать этим путем факт существования в действительности несуществовавшей моленной. Таким образом решение Правительствующего Сената об отмене распоряжения Министра Внутренних Дел, хотя и последовало на точном основании закона, но едва ли, по мнению Министерства, могло быть признаваемо вполне соответствующим обстоятельствам данного дела, ибо Правительствующий Сенат не имел в виду ни предупреждения военного губернатора, ни самовольного, вопреки сему предупреждению, открытия моленной. С другой стороны, распечатание моленной, по мнению Министра, при изложенных обстоятельствах представлялось совершенно нежелательным, независимо одобрения допущенной явной ошибки и соблазна для местного православного и единоверческого населения – открытие моленной могло оказать в высшей мере вредное влияние на дисциплину казачьего поселения г. Уральска. Управление областью с казачьим поселением построено на особых, имеющих военный характер, отношениях атамана, он же губернатор, к казакам, а так как последние составляют большинство в общем числе раскольников Уральской области, то открытие моленной через 10 лет после ее закрытия, и притом вопреки настояниям атамана, несомненно крайне неблагоприятно должно было отозваться на значении атаманской власти и подорвать доверие к ней казаков. Поэтому Министр Внутренних Дел признал наиболее целесообразным, не входя в рассмотрение допущенных в этом деле неправильностей, в интересах поддержания необходимого равновесия в управлении казачьим поселением Уральской области, оставить распоряжение о закрытии моленной в силе, причем со стороны Министерства должно быть сделано все, что следует, дабы не лишать раскольников г. Уральска возможности удовлетворения их религиозных потребностей, при условии полного соблюдения правил закона 3 Мая 1883 года.

На основании вышеизложенных соображений Министр Внутренних Дел, полагая устроенную в г. Уральске на Хвалынской улице, на месте, купленном от наследников есаула Пономарева, каменную моленную закрыть окончательно, предоставив раскольникам имеющуюся в этой моленной церковную утварь перенести, с надлежащего разрешения, в какое-либо жилое помещение, удовлетворяющее требованиям закона, а с зданием закрываемой молельни распорядиться по их усмотрению, представил об этом на уважение Комитета Министров.

На положение Комитета Министров об утверждении означенного представления Министерства Внутренних Дел последовало, в 22-й день Июня 1900 г., ВЫСОЧАЙШЕЕ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА соизволение.

О таковом ВЫСОЧАЙШЕМ повелении 1 Июля 1900 г. сообщено было военному губернатору Уральской области, для зависящих с его стороны распоряжений.

В 1903 г. именующие себя «старообрядцами, приемлющими священство Белокриницкой Митрополии» раскольники г. Уральска, войскового и иногороднего сословий: Никонор Беляев, Порфирий Заколов и другие, всего 20 чел., возбудили всеподданнейшее ходатайство о разрешении совершать общественные богомоления в закрытом их молитвенном доме.

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР, по всеподданнейшем докладе Главноуправляющим Канцеляриею Его ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА ПО принятию прошений означенного ходатайства, ВЫСОЧАЙШЕ повелеть соизволил всеподданнейшее прошение Беляева, Заколова и других передать Министру Внутренних Дел, для доклада Его ВЕЛИЧЕСТВУ.

Министерством Внутренних Дел сделано было по поводу сего ходатайства сношение с военным губернатором Уральской области, который, с своей стороны, высказал, что он не встречает препятствий к распечатанию раскольнической моленной в г. Уральске, признавая вместе с тем необходимым назначение в сей город православного викарного епископа для противодействия раскольнической пропаганде.

Представляя настоящее дело на ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕЕ благовоззрение ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА, Министр Внутренних Дел всеподданнейше доложил Его ВЕЛИЧЕСТВУ, что по существу дела Министерство Внутренних Дел всегда признавало необходимость для раскольников г. Уральска иметь свое особое молитвенное здание, что закрытие выстроенной моленной последовало исключительно в виду нарушения ими требований закона 3 Мая 1883 г., за что достаточным наказанием может почитаться испытываемое в течение 13 лет лишение права собираться для молитвы в выстроенном ими здании, что, наконец, ныне, в виду изложенного, а равно особых событий настоящего времени, естественно вызывающих в каждом истинно верующем потребность общей молитвы, представлялось бы возможным допустить раскольников г. Уральска к совершению общественных богомолений в закрытом молитвенном доме.

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР по поводу приведенного всеподданнейшего доклада, в 26-й день Декабря 1904 г., ВЫСОЧАЙШЕ повелеть соизволил рассмотреть настоящее дело в связи с общим пересмотром законов о раскольниках.

Обсудить в форуме


Автор:  Петр Дмитриевич Святополк-Мирский
Источник:  Личный архив Гостева Н.Д.

Возврат к списку