"К беглопоповскому деятелю Ф.А. Мартынову." Письмо Ф.К. Решетова

Приводимое ниже письмо председателя общины старообрядческого кафедрального собора во имя Покрова Пресвятой Богородицы г. Уральска Ф.К. Решетова к попечителю беглопоповского согласия Ф.А. Мартынову – одному из богатейших людей в Войске, посвящено вопросу преодоления раздора, возникшего в старообрядческой церкви в XIX веке.

О несомненной важности для всей Уральской области описываемых в письме церковных событиях свидетельствует, то что письмо это было опубликовано сразу в двух периодических изданиях – местной уральской газете «Яицкая Воля» (официальное издание Войска, бывшие «Уральские Войсковые ведомости») и всероссийском старообрядческом журнале «Слово Церкви».

Письму предваряется краткое изложение проходивших в начале марта (по н.с.) 1917 г. собеседований между представителями Белокриницкой иерархии и беглопоповцами, результатом которых и стало это письмо. Подготовка к этим беседам велась обоими сторонами несколько лет. Поэтому им уделялось такое огромное значение и возлагались большие надежды.

После письма помещаются характеристики двух участников бесед со стороны беглопопоцев (о. Андрее Вшивцеве и начетчике Д.К. Глухове), опубликованные в старообрядческом журнале «Церковь» за 1913 г.

Подготовка материала – Гостев Н.Д.




Собеседование с беглопоповцами.
(От нашего корреспондента)

18, 19 и 20-го февраля сего года, в Уральском старообрядческом общинном храме, по просьбе беглопоповцев и с разрешения администрации, состоялись 4 религиозных беседы по вопросам: «О Белокриницкой иерархии» и «О современном положении беглопоповщины». Со стороны приемлющих Белокриницкое священство выступал начетчик А.М. Мурашкин, а со стороны беглопоповцев начетчик Д.К. Глухов.



На 1-й беседе 18-го февраля Глухов обвинял Белокриницкую иерархию в том, что священноинок Иероним, переходя в старообрядчество, не имел отпускной грамоты в удостоверение своего сана, а также и ставленной грамоты (История Белокр. свящ., Субботина, 1886 г., стр. 187). Поэтому нельзя признать его священноиноком. В доказательство этого, Глухов еще сослался на брошюру Виноградова «О Белокриницкой иерархии», в которой говорится, что митрополит Филарет в Воскресенский монастырь никакого иеромонаха с именем Иеронима не рукополагал. Далее Глухов утверждал, что священник Алексей, который принимал священноинока Иеронима говорил, что Иеронима он не принимал (История Белокрин. священ., Субботина, стр. 191). Да и сам Алексей, перейдя в старообрядчество, вскоре ушел к лужковцам, где проклял старообрядчество (там же, стр. 189). Затем Глуховым были предложены вопросы: имеет ли непрерывную преемственность поп Алексей с прежними старообрядческими священниками, а также и Иероним – имел ли таковую преемственность?

Мурашкин, возражая Глухову, доказал, что священноинок Иероним действительно был священноиноком. В этот сан он был рукоположен митр. Филаретом московским (История Белокр. Иерархии, Субботина, 1874 г., стр. 306, в примеч.). Свидетельство же Виноградова о том, что митр. Филарет в Воскресенский монастырь никакого иеромонаха с именем Иеронима не рукополагал, недостоверно. Оно противоречит исторической истине и справке об Иерониме Белокриницких депутатов (История Белокр. Иерархии, Субботина, стр. 210, в прим.). Что же касается священника Алексея, что будто бы он не принимал священноинока Иеронима, то это тоже неверно. Сам священник Алексей засвидетельствовал своим письмом в Белую-Криницу от 28 октября 1844 г., что он действительно принимал священноинока Иеронима под миропомазание (История Белокр. иерархии, Субботипа, стр. 310). Относительно же перехода священника Алексея к лужковцам и проклятия им старообрядчества, Мурашкин сказал, что, если и допустил такой поступок священника Алексея, то священноинок Иероним, принятый им согласно толкованию Вальсамона, на 18 прав. Сардикийского собора, не может подвергаться осуждению. Но священник Алексей тогда принял священноинока Иеронима, когда оставил лужковцев и перешел в Мануиловку к молдавским старообрядцам (История Белокр. иерархии, Субботина, стр. 308), где и, несомненно, раскаялся в том, что переходил к лужковцам, хотя об этом история и не упоминает. Но мы знаем, что в житиях св. не сказано, что они крещены и причащались св. таин, но без св. таинств никто не может быть христианином (Просветитель Иосифа волоколамского, стр. 145). Этим неопровержимо доказывается, что священник Алексей и священноинок Иероним имели непрерывную преемственность с прежними нашими священниками. Ответив на вопросы Глухова, Мурашкин просил доказать: имеются ли отпускные грамоты у теперешних беглопоповских священников?

В конце беседы просит слово священник Андрей Вшивцев, ему разрешают высказаться. Он говорит, что у него от архиерея грекороссийской церкви имеется отпускная грамота в старообрядчество.

Мурашкин возражает: Значит у вас имеется связь с грекороссийской церковью, которую священноинок Иероним и другие наши священники не имели и не желали иметь.

Глухов старается подправить Вшивцева, но у него ничего не вышло.

Этим закончилась первая беседа.



Беседа 2-я, 19-го февраля . Перед началом беседы Вшивцев просит познакомить слушателей со своими документами, ему разрешают. Он читает переводную грамоту от грекороссийского архиерея из одного прихода в другой, а потом отпуск благочинного ему на 10 дней в Самару.

Мурашкин возражает Вшивцеву: Ваш отпуск и перевод от архиерея не соответствуют требованию 33 прав. св. апостол, поэтому вы напрасно и трудились их показывать.

Вшивцев сконфуженно садится на место.

Затем Глухов начал обвинять Белокриницкую иерархию в том, что греков журнал «Церковь» называет бусурманами (№ 39, стр. 967, за 1910 г.) и что они содержут поганую ересь (там же, № 49, стр. 1213), которая состоит в том, что греки в крещении обливаются, а не погружаются. В доказательство этого, Глухов читает из сочинений Субботина и Мельникова-Печерского о преследовании правительством старообрядческих священников в 30-х и 40-х годах прошлого столетия, о возникновении мысли у наших предков о приобретении епископа (стр. 248 у Мельникова), и о том, что лица, посланные от старообрядцев приискать епископа, ничего не нашли. «Значит, – добавляет Глухов, – было везде обливание». Далее Глухов ссылается на книги: «Просконитарий» Арсения Суханова, стр. 353, «Александра, Б.», стр. 132, «Диаконовские ответы», стр. 259. История м. Макария, том 12, стр. 649 и «Пидалион», стр. 261. Приведя вышеуказанные доказательства, Глухов сказал, что Белокриницкая иерархия произошла из обливанцев, а по выражению журнала «Церковь» – от бусурман. Поэтому и выходит, что ваши попы – не попы, а татарские муллы. В заключение Глухов просил Мурашкина доказать, что греки крестят в три погружения.

Мурашкин, возражая Глухову, сказал, что путшествующие по Востоку наши депутаты не нашли благочестивых епископов, но крещение трехпогружательное они у греков видели. Ссылка Глухова на журнал «Церковь» неосновательна. Там приведено мнение о греках – не издателей журнала, а Арсения Суханова, который говорил об них еще и то, что не найдешь в греках и в волохах ни одного человека, крещенного правым крещением (Просконитарий, стр. 253). Но такое уверение Арсения Суханова обвиняет не нас, а патриарха Иосифа, который в то время имел общение с греками. Неправильность уверения Арсения Суханова о крещении греков, что будто бы они крестят обливательно, доказывается тем, что Арсений Суханов тогда говорил о крещении греков, когда еще не был на Востоке и не видал как крестят греки. В его уверении о греках сомневалось и тогдашнее наше правительство (Белокуров, Арсений Суханов, ч. I, стр. 246) и современные ученые (там же, стр. 210). Опроверг Мурашкин ссылки Глухова и на кн. Александра Б., Диаконовские ответы, свидетельство старца Серапиона и свидетельство книги «Пидалион». В подтверждение трехпогружательного крещения у греков Мурашкин ссылался на постановления греческих соборов – 1644 г. (Голубцова: «Прения о вере», стр. 251 и в прим.) и 1756 г. (епископа Сергия вятск.: «Правила и практика церкви», стр. 111), которые постановили обливанцев перекрещивать, на книгу Пидалион (стр. 246 и 248), где латинское крещение называется, лжеименным крещением, на книгу Голубинского: «К нашей полемике с старообрядцами» (стр. 131, в прим.), где говорится, что греки погружают крещаемых с головой, на книгу «Материалы для истории Белокриницкой иерархии», Субботина (стр. 167), где сказано, что митр. Амвросий сам свидетельствовал о себе, что он крещен в три погружения и на «Большой Потребник» (Филаретово изложение о белоруссах), где говорится, что свидетельство о себе, хотя бы и свидетелей не было, принимается. В заключение Мурашкин привел из «Истории русской церкви», митр. Макария (т. 12, стр. 762) о рукоположении греческими патриархами – Паисием александрийским и Макарием антиохийским Иоасафа московского патриарха и сказал: «Если вы считаете наших священников татарскими муллами за то, что наш митр. Амвросий был принят от греков, то и своих священников считайте также татарскими муллами, потому что и они происходят от Иоасафа московского патриарха, получившего рукоположение также от греков». Против доводов, приведенных Мурашкиним, Глухов не мог ничего возразить.



Беседа 3-я того же числа . На третьей беседе Глухов обвинял Белокриницкую иерархию в том, что митр. Амвросий перешел к старообрядцам не по убеждению, а из-за денег. Когда, в 1859 г., ему своевременно старообрядцы не выслали 500 червонцев, то он предал их всех анафеме и перед смертыо перешел опять в грекороссийскую церковь. Глухов обвинял старообрядческую иерархию и в том, что митр. Амвросий мало умел говорить по-славянски. Недостатки Амвросия и старообрядческой Церкви признавал даже епископ славский Аркадий. Кроме этого, Глухов сослался и на то, что Белокриницкая иерархия основана на уставе, содержащем арианскую ересь.

Мурашкин, отвечая Глухову, сказал, что митр. Амвросий перешел в старообрядчество не из-за денег, а по искреннему убеждению, что он высказал в формальном условии, заключенном им с нашими депутатами и засвидетельствовал даже об этом пред австрийским правительством, что он однажды принял эту религию и вспять возвратиться (т.е. в греческую церковь) отнюдь не желает. Это заявление митр. Амвросия опровергает ложное обвинение, что будто он был не предан старообрядческой церкви. 500 червонцев мы платили ему не по его требованию, а по собственному желанию. Это и не противоречит святоцерковным примерам, из которых видно, что св. Феодору Сикиоту паства его платила около 2 000 руб. в год (Летопись Арсения, лето Христово, 589); св. Геннадию патриарху константинопольскому турецкий султан платил 1 000 золотых в год («Исторический список епископов и патриархов константинопольской церкви», стр. 92). А св. Григорий Двоеслов повелел даже обращающимся от жидов давать летние оброки (т.е. жалованье) (Барония, л. Госп. 594, ч. 21). О сомнении епископа Аркадия Славского, Мурашкин сказал, что он действительно сомневался о приеме м. Амвросия, но он в этом раскаялся и просил, если что найдется в его сочинениях неправильного, не взыскивать («Переписка деятелей», в. 2-й, стр. 4 и 205). О митрополите же Амвросии еп. Аркадий говорил, что он есть истинный митрополит (там же, стр. 210). А что митр. Амвросий мог говорить по-славянски, то это доказывается тем, что он проклинал ереси велегласно русским языком, во время его чинопринятия (Материалы для истории Белокр. иерархии, Субботина, стр. 180). И когда в 1847 г. на Пасху служил он обедню, в присутствии депутатов из Москвы, то сам говорил возгласы и читал Евангелие по-славянски (История Белокр. священства, Субботина, в. 2-й, стр. 21). Учение Белокриницкого устава, в котором Глухов хотел найти арианскую ересь, Мурашкин сопоставил с учением свв. отцов, которое с ним влолне согласуется. «Неужели же, – сказал Мурашкин, – и свв. отцов считать еретиками». Мурашкин указал и на то, что в Белокриницком уставе, на 41 стр., находится Символ Веры, где рождение Сына Божия исповедуется прежде всех век. Значит, в Белокриницком уставе никакой ереси нет.



4-я беседа, 20-го февраля , была по вопросу: «О современном положении беглопоповцев». Мурашкин на этой беседе обвинял беглопоповцев в том, что они воспротивились митр. Амвросию, вполне законному пастырю, начали учить вопреки верованиям и надеждам наших предков, что епископы от падения не восстанут. Так учил и г-н Глухов. Он в 1899 г. на беседе с Чернышовым, в селе Каменке, Пензенской губ., утверждал, что епископы никогда от падения больше не восстанут («Беседа Чернышова с Глуховым», гектогр., л. 17, и об.). Этим беглопоповцы доказали, что они сбились с истинного пути и пошли вопреки св. Писания (Послания Игнатия Бог., л. 6, 13 и 21). Отделившись от св. Церкви, беглопоповцы остались с попом Павлом Тульским, который принял к ним от грекороссийской церкви попов: Димитрия и Петра, рукоположенных архиереями обливанцами (К. Попов, Архив раскол. архиерея Амвросия, стр. 482 и 485). С принятием этих попов у беглопоповцев прервалась преемственность священства и этим они навлекли на себя осуждение св. Писания (Иринея Лионскаго, стр, 387), а также и сами себя осудили, позаимствовавшись попами, по словам Глухова, от бусурман. Далее Мурашкин говорил о том, что беглопоповцы на своих съездах присвоили себе власть, принадлежащую только епископам: они своих попов стали лишать должностей (Труды 2-го съезда беглопоповцев, стр. 31) и даже запрещать от священнодействия (Труды 1-го съезда беглопоповцев, стр. 50 и 2-го съезда, стр. 151). Кроме вышеприведенных обвинений, Мурашкин указал на неразборчивость беглопоповцев в приеме попов. В 1910 г. они приняли к себе от грекороссийской церкви попа Андрея Вшивцева, который родился в беспоповской поморской семье, погружен стариком и принят в грекороссийскую церковь только под миропомазание, а не чрез довершение. В господствующей церкви Вшивцев получил сан священства и перешел к беглопоповцам. Беглопоповцы его приняли, вопреки постановлениям вольских съездов – 1894 и 1896 гг., не в мирском, а в священническом звании. В заключение Мурашкин просил Глухова оправдать беглопоповщину и доказать от св. Писания, что она есть церковь Христова.

Глухов, возражая Мурашкину, сказал, что он действительно говорил о епископах, что они от падения не восстанут, но говорил это потому, что был мало начитан и не имел достаточного количества книг. Но когда приобрел книги и стал читать, то увидал, что епископы необходимы. Далее Глухов говорил, что преемственность священников у них не прервалась, потому что кроме Димитрия и Петра Павел тульский принял и других священников, как то: Бориса и прочих; да притом Павел тульский был не один против принятия Белокриницкой иерархии, с ним был и другой священник – Иоанн Ястребов (Антонов, Замечание на разбор Вольских постановлений, стр. 5). Далее Глухов сказал, что обвинение Мурашкина против их беглопоповских съездов за их постановление об отрешении от должностей священиков – неосновательно.

Мурашкин сказал Глухову: «Неужели у вас на самом деле ранее не доставало книг, вследствие чего вы держались нечестивого учения о епископах, что они не восстанут от падения?» Потом Мурашкин указал на то, что мнение беглопоповских съездов о приобретении епископа основано не на св. правилах, а на 27 000 денежной сумме, которую 2-й всероссийский съезд беглопоповцев постановил, платить ежегодно будущему своему епископу. (Труды 2-го съезда беглопоповцев, стр. 117). И вы в этом случае подражаете тем, которые предложили 30 сребренников (Матф., гл. 26. ст. 14-16) и тому, который за деньги хотел приобрести благодать (Деян. апостол., гл. 8, ст. 18 и 19). Мурашкин доказал, что преемственность беглопоповских священников прервалась на Павле Тульском. О. Иоанн Ястребов был единомысленным с принявшими митр. Амвросия, и московские беглопоповцы не обращались к нему с требами, а обращались к Павлу Тульскому (Антонов, Замечание на разбор Вольского съезда, стр. 5). Павел Тульский, кроме Димитрия и Петра, никого еще не принимал. Борис же сделал сам себе прием (К. Попов, Архив раскольн. архиерея Амвросия, стр. 487). В заключение Мурашкин сказал, что беглопоповцы, отделившись от Христовой Церкви, впали в беззаконие, от которого они могуг освободиться только тогда, когда соединятся со св. Церковью и подчинятся вполне законной старообрядческой иерархии.


Глухов, при всех его попытках, оправдать беглопоповщину не мог, а о. Вшивцева оправдывать даже и не пытался.

После бесед председатель общины Ф.К. Решетов и прочие присутствующие на беседах благодарили Мурашкина за проведенные им беседы. Слушателей на беседах было очень много, были лица разных вероисповеданий. Пред началом и окончанием бесед певцами стройно были пропеты молитвы: Св. Духу «Царю небесный» и «Достойно есть».




К беглопоповскому деятелю Ф.А. Мартынову.

I. X. С. Б. П. Н.

«И в вас самех востанут мужие глаголющии развращенная еже отторгати ученики вслед себе» (Деяние св. Апостол, гл. 20, ст. 30).


Почтенный Филарет Андреевич!



Честь имею поздравить вас с св. четыредесятницею, даруй Господи провести оную в душевных подвигах.

24-го с./м. я у вас два раза был, но не застал вас дома.

У вас, из разговоров с вашей супругой о происходивших в нашем храме с 18-го по 20-е февраля духовно-религиозных беседах нашего начетчика А.М. Мурашкина с вашим Д.К. Глуховым, я заметил, что беседы для вас неудовлетворительны, так как были слышны неуместные порицания обоих собеседников по адресу нашего и вашего священства, которые как будто произошли от татарских мулл. Но от кого первого была проявлена дерзость на беседах? Она была проявлена от г. Глухова. Он сказал, что наше священство имеет происхождение от магометан и что наши священники – татарские муллы. Мурашкин в свою очередь тоже сказал: если наши священники муллы, то и ваши тоже: они ведь от одного корня. Глухов, хотя и силился доказать путешествием Арсения Суханова, что греческая церковь крестит обливательно, но Мурашкин доказал, что если доверяться Арсению Суханову, тогда придется признать некоторых российских патриархов негодными, которые были рукоположены греческими патриархами, по мнению Глухова, – мусульманами. И Арсений Суханов, посланный на Восток во второй раз в 1661 г., когда ему был дан строгий наказ, чтобы он помнил смертный час и писал сущую правду, без всяких прикладов, то уже больше не написал об обливательном крещении у греков.

Всем известно, что греческие патриархи в 1666 г. на московском соборе осудили патр. Никона и вместо его рукоположили патр. Иоасафа II. Если допустить, что греки во время Арсения Суханова были обливанцы, то и патриархи-греки, рукоположившие московского патриарха Иоасафа, также были обливанцы; а обливанцы не могут ни сами иметь, ни другим передать преемственность апостольской хиротонии поэтому московский патриарх Иоасаф II не мог принять преемственной хиротонии от рукоположивших его греков-обливанцев, не мог передать ее, по Номоканону, и другим. Но между тем от патриарха Иоасафа, чрез хиротонисанных им епископов, ведут свое рукоположение все архипастыри господствующей церкви. Стало быть, все они без преемственной апостольской хиротонии, и она в России уже уничтожилась. И если ныне беглопоповцы принимают к себе от новообрядческой российской церкви попов, то пусть скажут: по какому преемству дошло до них священство? Глухов на это и не ответил. Теперь вы, Филарет Андреевич, из вышеизложенного можете видеть корень зла и отколе он произошел. Он произошел от беспоповцев, которые вконец отвергают священство, и вы этим руководствуетесь. Справедливо ли это? Но мало того, еще выдумали наше священство обвинять в магометанстве. Это ведь не более, не менее, как кощунство над таинством священства. А это кощунство вытекало из уст вашего знаменитого проповедника г. Глухова; на нем-то и сбылось апостольское изречение: «от вас самех восстанут людие, глаголющии развращенная, еже отторгати ученики вслед себе» (Деян. св. Апост., гл. 20, ст. 30). Яве, у таковых людей затмился страх Божий и любовь, без которой спастись невозможно, как апостол Иоанн Богослов сказал: «посему познают вы, яко мои ученицы есте, аще любовь имате между собою» (46 зач.). Он же сказал: «не любяи брата своего человекоубийца есть, и весте братие, яко всяк человекоубийца не имать живота вечнаго в себе пребывающаго» (Апостол Иоанн, 72, Зач.). Что же касается других обвинений со стороны Глухова против нашего священства: 1) платы на содержание митр. Амвросия, 2) священноинок Иероним не имел отпускной грамоты от митр. Филарета, который его рукоположил, 3) непрерывное преемство наших священников от Павла епископа коломенского до митр. Амвросия, и 4) ересь Белокриницкого устава, – то на эти вопросы Мурашкин ответил основательно и очень ясно. Кажется, более требовать нечего. Но простите, Глухов и по этим вопросам руководствовался пристрастно. Мурашкин доказал, что вы действительно на восстановление своего архиерея собрали 27 тысяч рублей; также относительно отпускных грамот, прежде чем требовать их от наших священников во время перехода от никониан к нам, Мурашкин просил Глухова сначала указать, что имеют ли таковые ваши священники; если имеют, то вы вправе и от нас требовать, а если не имеют, то и вы от нас напрасно требуете, так как этого быть не может. На беседах был о. Андрей Вшивцов, и он силился доказать, будто он имеет таковую грамоту от архиерея. Мурашкин возразил на это: «Значит у вас есть связь с господствующей церковью», и хотел взяться за о. Андрея, но присутствующий наблюдатель за беседами, чиновник из областного правления, Мурашкину запретил касаться господствующей церкви. В трех беседах были выставлены со стороны Глухова все обвинительные акты против нашего священства, их Мурашкин основательно и беспристрастно разобрал. На 4-й беседе – «О беглопоповском священстве», Мурашкин просил Глухова доказать преемство священников Димитрия и Петра от епископа Павла коломенского до настоящего времени, но Глухов это не доказал, оно у вас прервалось. Глухов не нашел связи, это было очевидно всем. Мурашкин показал целый ряд беззаконных действий за вашими священниками, за что они от ваших мирских съездов подвергались отлучению и запрещению, но миряне отлучать или запрещать, по церковным канонам, не могут, а могут только бежать от них, как от какой-либо заразы. У вас теперь сколько есть священников, по наведенным справкам, все они оказываются неподходящими к священнодействию; это доказано в брошюре Ф.Е. Мельникова, под заглавием «Безотрадное положение беглопоповцев». В другой брошюре того же автора, под названием «Конец сомнениям в законности старообрядческой иерархии» доказано, что ваши съезды и попы по своему самовольству столько натворили беззаконных действий, что их впору разобрать только собору епископов, которых у вас нет. Мурашкин доказал об о. Андрее Вшивцеве, что он поморского происхождения и при переходе в никонианство был принят только под миропомазание, а довершения крещения не было. Следовательно, он и не имеет совершенного крещения. А если совершенного крещения на нем нет, то нет на нем и хиротонии. Это безвыходное положение о. Вшивцева Глухов не оправдал. Вам ясно было доказано, кто он таков, и совершает у вас все таинства, но вы как будто не видите и не слышите. Жаль, что о. Андрей, когда поднимался вопрос о его крещении, не присутствовал на беседе. Из последней беседы было видно, что г. Глухов не руководствовался теми обвинениями против нашего священства, которые положены на Вольском съезде и в докладе Вшивцева. Там постановлено от нас перекрещивать и перевенчивать, но у нас это постановление не выполняют, а принимают так же, как и раньше мы от вас и вы от нас – третьим чином под прощение. Если и бывает это выполнение, то редко и, как видится, против совести, страшась 50-го апостольского правила, где приурочиваются к распинателям Христа те лица, кои дерзнут перекрещивать христиан. Но как видится, Глухов не довольствуется постановлениями Вольских съездов против нас, а измыслил еще новое, что будто наше священство происходит от магометан. Вот человек в злобе до чего дошел? Сам не помнит, что говорит и с кем и где. Он ведь это говорил с христианином и в христианском храме, где он сам, приходя и отходя, клал три поклона. Разве бы в татарской мечети стал Глухов молиться? Конечно, нет. Из этого понятно, что Глухов мира и единения не ищет, а ищет разделения; он раздирает Церковь Христову. Но этого греха и мученическая кровь не может загладити (11-е нравоучение к Ефес; апостольск. беседы). Теперь я должен сказать относительно вашей супруги, что она потому только и не соединяется с нами вместе, что поддерживает авторитет своих родителей и дедов. Но если бы ее отцы и деды были при таких пристрастных и самовольных проповедниках и учителях, которые считают своих вчерашних братьев-христиан за басурман, то с уверенностью можно сказать, что они давно бы от таковых кощунников убежали и ни одного дня не стали бы с ними быть. Но вы же с таковыми пребываете, и этим на своих родителей хулу навлекаете. Ведь вы сами же не можете согласиться, что мы магометане: не следует приписывать такого беззаконного мнения и родителям; я предложил бы вам оставить таковое мнение, и придти в сознание о примирении, как царь Давыд сказал: «Что добро или что красно, но еже жити братие вкупе, о сем бо обеща Господь живот вечный».

Еще меня крайне удивило, кроме вышеприведенных кощунств, то, что Глухов в разъяренности напал на своего собеседника Мурашкина, стал его укорять в бесстыдстве, и сказал, что Мурашкину нестыдно, так как он слепой. Да разве Мурашкин сам от себя слеп? Он от юности лишен зрения; должно быть так было угодно Богу, Который чрез пророка Давыда сказал: «Господь умудряет слепца». Глухов, как видится, кощунничать знает, а правила свв. апостол не знает. В 57-м апостольском правиле говорится вот что: «Аще кто из клира хромому, или глухому, или слепому посмеется, да будет отлучен, такожде и мирянин».

После окончания бесед Мурашкин предлагал Глухову еще провести несколько бесед по поводу беззаконных действий беглопоповцев, но он не согласился.

Филарет Андреевич! Эти беседы многим открыли глаза, они увидали, где свет и где тьма. Конечно, беспристрастно сказать, свет показал Мурашкин, так как он руководствовался основательными доводами, а Глухов – пристрастно; и, кроме того, приводил в обвинение нас из истории Субботина, второго издания, он ведь знает хорошо, что оно против первого искажено, что ему доказывал и Мурашкин. Я думаю для вас это было понятно. После этого если вы будете в закоснении, то как бы на вас не сбылись слова Христа, сказанные к хорозинам и вифсаидам, которые не приняли проповедь: «Горе тебе, Хорозине, горе тебе, Вифсаидо. Яко аще в Тире и Сидоне быша силы, бывшия от вас, древле убо вретищем и пепелом покаялися быша. Обаче глаголю вам, Тиру и Сидону отраднее будет в день судный, неже вам» (Матфей, 42-е зач.).

Пристрастность и нелюбовь были проявлены даже на первом шаге, при составлении программ этих бесед о. Андреем в присутствии вас. Какие делал он натяжки, но Мурашкин шел на все уступки, а иначе опять бы о. Андрей стал проповедывать во всех темных углах, как то: в Петро-Александровске, Казалинске (Сыр-Дар. обл.), как будто он неоднократно вызывал нас на беседу, а мы уклонялись. На самом деле же мы неоднократно ему предлагали беседовать с нами и чрез вас, и чрез печать ( «Уральск. Лист.»), но он отказывался. Где же тут правда, когда проповедуют ложь. Но ведь сказано: «Священницы твои облекутся в правду».

В заключение настоящего письма я приношу вам сердечную благодарность за заботу и труды, проявленные вами к устройству бесед, к чему вы несколько лет стремились, все-таки осуществилось наше с вами желание. Теперь более не проводите время в раздрании церковном, как один мудрец сказал: время наше драгоценное, оно проходит скоро: не беречь его в худо, а во зло употреблять и еще хуже того. И в Евангелии сказано: «Не буди бегство ваше ни в зиме, ни в суботу». Зима есть холодность, а субота – праздность. Постарайтесь примирить себя с Христовой Церковью, пока есть драгоценное время, а в раздрании церковном пребывать не следует, что и мученическая кровь не может загладити. Вместе с сим посылаю вам книжечку: «Свидетельство Арсения Суханова о крещении греков».


Председатель совета общины Ф. Решетов.
7-го марта 1916 г., г. Уральск.



Приложение.


Прежние и нынешние искатели архиерейства

Часть II

Современными исканиями архиерея для беглопоповцев руководят три лица: К.Г. Рубанов, Д.К. Глухов и священник Андрей Вшивцев. На этих трех лицах, точно земля на трех легендарных китах, держится все беглопоповское согласие. К ним нужно еще прибавить священника Андрея Дмитриевского. Он уже успел сойти со сцены беглопоповских деятелей и даже совсем ушел из старообрядчества. Но 3-4 года тому назад он был главным руководителем в беглопоповстве поисков архиерея. С него и следует начать характеристику вождей беглопоповства. Мы, конечно, не намерены ни судить их как деятелей или просто людей, ни разбираться в их частной жизни, ни описывать их нравственные или безнравственные поступки. Нам хотелось бы нарисовать духовный их облик хотя бы несколькими штрихами, но достаточными для того, чтобы иметь представление о духовной сущности этих лиц. Попробуем это сделать на основании имеющегося у нас материала. Разумеется, эту задачу лучше бы выполнили беглопоповцы – они ближе наблюдали своих деятелей, часто с ними сталкивались и хорошо знают их поведение. Мы надеемся, что они в своем сознании и представлении дополнят эту работу. …

<Об о. Андрее Вшивцеве>

Вскоре место Дмитриевского занял в беглопоповстве новый деятель в роли хлопотуна по приисканию беглопоповцам епископа, священник о. Андрей Вшивцев. Из «Трудов III всероссийского съезда беглопоповцев» узнаем, что присоединился он к беглопоповцам из господствующей церкви в 1910 г. в г. Николаевске Самарской губернии (с.43). Не лишена интереса биография этого нового беглопоповского деятеля, которому так неосторожно поручили беглопоповцы все существенные вопросы своей духовной жизни. По рождению своему Вшивцев происходил из среды беспоповцев-поморцев. Он родился в деревне Починки-Нестерова Теребиловской волости Вятской губернии. Крестил его беспоповский старик по чину поморцев без священнических действий и молитвословия. Вместе с отцом своим и двумя братьями он гонял плоты по Волге. Дело это, дававшее раньше хорошую прибыль, пошло, наконец, на убыток: семейство Вшивцевых разорилось и обеднело. Из этого тяжелого положения Андрей Вшивцев скоро нашел легкий выход, сразу определивший духовную сущность этого теперешнего руководителя беглопоповства. Он отрекся от старообрядчества и присоединился к господствующей церкви. Здесь он при присоединении и при других случаях не раз предавал осуждению и анафеме многострадальное старообрядчество. Он позорил его, издевался над ним и оплевывал его заветы и святыни, его обычаи и благочестие. Присоединен он был к господствующей церкви без довершения таинства крещения. Неизвестно даже, отрекался ли он от сатаны и всех дел его. Вернее всего, нет, потому что в своем докладе о Белокриницкой иерархии он больше и чаще поминает, я с каким-то подобострастием, этого древнего отступника от Бога, чем Самого Бога. За злые нападки на старообрядчество Вшивцева скоро произвели в господствующей церкви в попы и определили служить в село Теликовку Николаевского уезда Самарской губернии. Потом он достиг должности помощника епархиального самарского миссионера. В этой роли он стал пуще прежнего поносить старообрядчество. Он был очень близок к известному миссионеру о. Д. Александрову и заодно с ним вел борьбу со старообрядчеством. Но в один прекрасный день жители села Теликовки неожиданно узнали, что их пастырь куда-то тайно сбежал. Оказалось, что он пребывает в г. Николаевске и служит у беглопоповцев. Отсюда начинаются выступления его в роли руководителя архиерейскими поисками в беглопоповстве. Совет беглопоповского всероссийского братства приблизил его к себе и поручил ему написать доклад о Белокриницкой иерархии. Человек он почти совсем безграмотный и неначитанный. Вместо самостоятельного доклада он представил Совету сплошные и несвязные выдержки из миссионерских брошюр, переполненных неприличной бранью на Старообрядческую Церковь и Белокриницкую иерархию. В порядочном обществе просто выгнали бы такого докладчика, а в беглопоповстве ему дана ответственная роль духовного руководителя церкви, печальника о ее нуждах. «Что ж делать, – скажут беглопоповцы. – А разве другие наши пастыри лучше?» Только этим печальным обстоятельством и можно объяснить высокое положение в беглопоповстве о. Вшивцева. Любопытно, что он до сих пор не порвал своих связей с миссионерством господствующей церкви. Свой доклад о Белокриницкой иерархии о. Вшивцев, прежде чем представил его беглопоповскому съезду, напечатал в «Миссионерском Обозрении» (1912, №№ 2 и 4). Там его приняли как свое творение. Невольно возникает подозрение: не провокаторскую ли роль выполняет о. Вшивцев в беглопоповской среде. Современные беглопоповцы, чрезвычайно придирчивые и излишне строгие к нашей иерархии, как видим, совсем не брезгливы к таким дельцам, как Вшивцев, у которого все сомнительно, начиная с поморского крещения и кончая его теперешним радением о чистоте беглопоповского согласия. Чем закончится роль Вшивцева у беглопоповцев, – на этот вопрос, наверное, не замедлит дать ответ сама жизнь. В Совет беглопоповского братства уже поступили жалобы на о. Вшивцева скандального содержания, и он сам поспешил перекочевать из г. Новониколаевска в г. Уральск. …

<О Данииле Кононовиче Глухове>

Исключительное положение в беглопоповстве занимает четвертый деятель по приисканию беглопоповцам епископа, Д.К. Глухов. Он у них и канонист, и апологет, и полемист, и «посольник» по всем духовным делам беглопоповства. С поисками архиерея он побывал не только во многих местах России, но и за границей: в Сербии, Австрии, посетил и Константинополь, и другие места турецкой державы. Он – непременный член всех съездов беглопоповцев. Вместе с о. Вшивцевым он составлял и доклад о Белокриницкой иерархии. Это – замечательная двоица. У них много общего, и биография одного очень похожа на биографию другого. Вот краткое жизнеописание Д.К. Глухова.

Родина его – село Ершовка Вольского уезда Саратовской губернии. Родился он от родителей никониан и крещен был в господствующей церкви. Он сам не знает, как он был крещен: трехпогружательно или обливательно, так как новообрядческая церковь практикует и тот, и другой способ крещения. Женившись, г. Глухов ушел из господствующей церкви и присоединился к беглопоповству. Здесь на него обратили внимание, и он сделался беглопоповским начетчиком. Кое-когда выступал и на публичных собеседованиях с миссионерами господствующей церкви. На беседах он доказывал, что новообрядческая церковь верит в иного Бога – «Иисуса». Относительно иерархии проповедовал, что епископство окончательно пало и никогда уже не встанет. Но в 1895 г. с Глуховым совершился неожиданный переворот. Кроме должности начетчика, он еще служил при беглопоповском священнике в г. Вольске, о. Егоре Гумилевском. В этой службе Глухова случилось какое-то темное недоразумение, и о. Егор настоял, чтобы Глухов был удален от него. Уволенный от службы, г. Глухов, не долго думая, ушел в никонианство. Уход этот он обставил некоторой торжественностью и соблазнительною для старообрядцев выходкою. Он заранее уговорился с миссионером Павлом Шалкинским, как удобнее и привлекательнее совершить предательство старообрядчества. Дело было в г. Вольске. Миссионер назначил 3 сентября 1895 г. в местном соборе публичную беседу со старообрядцами. Глухов выступил на ней защитником старообрядчества. Эту роль он выдержал до конца. Была назначена вторая беседа 8 сентября. На ней и совершил г. Глухов подвиг Иуды Искариотского. Сначала он защищал старообрядчество, потом постепенно стал сдаваться миссионеру и, наконец, заявил, что он убедился в правоте господствующей церкви, и стал поносить старообрядчество и своих одноверцев. Особенно досталось о. Егору Гумилевскому. 10 сентября 1895 г. он вместе с женой своей присоединился к господствующей церкви. Чин присоединения был совершен в Вольском соборе в присутствии многих старообрядцев. Глухов с каким-то особым злорадством предал проклятию старообрядчество. Побыл он, однако, у никониан недолго – всего один только год. Перед присоединением ему обещали доходную должность миссионера, но обещания этого не исполнили. Глухов стал просить прежних своих одноверцев, чтобы они снова приняли его в беглопоповство. Но поп Егор решительно отказался принять его. Он и до сих пор не иначе величает г. Глухова, как «отступником». Этим титулом он очень часто награждал его на последнем съезде беглопоповцев в г. Вольске в присутствии всех членов съезда. «Исправился» г. Глухов, говорят, в Москве. На самом же деле неизвестно, был ли он формально, т.е. с совершением установленного чина, присоединен к беглопоповству, или доселе остается еще не присоединенным, т.е. форменным никонианином.

С какой легкостью г. Глухов променивал старообрядчество на никонианство и наоборот, с такой же он менял свои убеждения и верования. Выступая против Белокриницкой иерархии, он доказывал, что епископство не может быть восстановлено в Старообрядческой Церкви, оно «пало конечне» и не встанет уже никогда. У нас имеется подлинная его рукопись, в которой он обосновывает это свое утверждение. Любопытно самое заглавие этой рукописи: «Объяснение противу новоизмышленной незаконного происхождения иерархии Белокриницкого, т.е. австрийского священства Придисловия».

В настоящее время г. Глухов изо всех сил доказывает, что епископы возвратятся к церкви. В «Трудах 1-го всероссийского съезда беглопоповцев» говорится, что Д.К. Глухов «ссылается на Творения Блаж. Иеронима 11-й части, а также и 14-й части, где говорится о твари небесной – солнце и луне, г. Глухов относит это место к св. Церкви, подразумевая под солнцем Христа, а под луною Церковь, а также приводит выдержки из Писания относительно священных чинов, обращающихся от ереси, которые будут спасены, кроме того приводит другие места из Священного Писания, ясно доказывающие, что священные чины должны обратиться, и церковь придет в благочиния полное состояние» [1]. Ранее г. Глухов утверждал, что митрополит Амвросий не вправе был поставить себе преемника [2]. Теперь он уверяет беглопоповцев, что если они примут себе епископа, то последний вправе поставить себе наместника. Прежде Глухов предавал анафеме белокриницких старообрядцев за то, что они избрали в преемники митрополиту Амвросию Кирила [3]. Теперь он доказывает, что миряне могут избирать себе епископов. Прежде он ставил в вину Белокриницкой иерархии, что митрополит Амвросий был присоединен священноиноком. По его мнению, должен был епископ принять его. В настоящее время он доказывает, что «священник от епископа различается лишь тем, что не рукополагает, а все остальное имеет право совершать, как и епископ» [4]. Он осуждал митрополита Амвросия за то, что ему Белокриницкий монастырь выдавал ежегодно содержание. Теперь же г. Глухов доказывает, что епископы должны получать вознаграждение от своей паствы. Он своими доказательствами смутил даже членов беглопоповского съезда. Один из них заподозрил г. Глухова: уж не «австриец» ли он, и заметил: «Если мы это будем приводить (что приводил Глухов), то и австрийский архиерей прав будет» [5]. В одном письме к нам сами беглопоповцы отзываются о Глухове так: «Это человек без стыда и без совести, он за деньги и к татарам пойдет; обмануть кого - это его самая специальность».

Может быть, беглопоповцы и не совсем правы в этой характеристике своего деятеля. Но их нельзя в этом винить: слишком серьезные основания для такого отзыва о нем создал сам г. Глухов.

Описанные деятели современного беглопоповства предстали пред нами, конечно, не в полной наготе своей. Мы видим только некоторые черты их духовного образа. Но и по этим чертам молено судить о них. Они представляют собою полную противоположность знаменитым старообрядческим деятелям 40-х гг. прошлого столетия. Грешно сравнивать их с такими великанами религиозного духа, каковыми были иноки Геронтий, Павел, Алимпий. То были избранные сосуды Божии, а эти – разбитые горшки, испачканные отступничеством и предательством. За исключением г. Рубанова, все они проклинали старообрядчество, заушали его, как иудеи Христа, предавали его на позорище и посмешище. Геронтий, Павел и Алимпий с детства служили Богу самой чистой и святой службой; постом, молитвой, духовными подвигами готовились они к совершению великого дела, а нынешние радетели беглопоповства далеки от подобного служения Богу. То были люди пламенной веры, каждое дело свое они сообразовали с Божьей волей. Они искренне и горячо верили в Промысл Божий. По слову апостола Павла, они «верою победиша царствия, содеяша правду, получиша обетования» (Евр., 9:33). Они действительно получили от Бога то, чего всей душой жаждали, к чему стремились всеми своими чистыми помыслами, сердцем и чувствами. У современных же искателей архиерейства нет ни веры, ни искренности, ни духовной чистоты. Апостол Павел писал коринфянам: «Знамения бо апостолова содеяшася в вас во всяком терпении, в знамениях и чудесах и силах» (2 Коринф., 7:12). Ничего подобного нет в современном движении беглопоповства: ни силы, ни знамений, ни чудес нельзя ждать от таких «апостолов», как Вшивцев и Глухов. Случайная волна житейского моря выбросила их на поверхность, ковыркнулись они раза два-три на глазах публики и опустились на дно пучины, слабые, неспособные и негодные.

Деятельность иноков Павла, Алимпия, Геронтия была сплошным чудом. В ней много духовной красоты и непостижимого величия. Она преисполнена великих подвигов и увенчана полным торжеством Церкви Христовой. Деятельность же нынешних вождей беглопоповства закончилась бесславием и позором, развалом и отчаянием. Иного конца и нельзя было ждать от этих деятелей.


Примечания:

1. Труды I всероссийского съезда беглопоповцев. С,44.

2. См.: «Беседы епископа Арсения Швецова с Глуховым». Л. 16 и об.

3. Там же. Л. 21 об.

4. Труды I съезда... . С.45.

5. Труды II съезда. С. 122-123.


Шалаев

Обсудить в форуме


Источник:  "Собеседование с беглопоповцами" и письмо Решетова Ф.К. к Мартынову Ф.А. – "Яицкая воля", а также Старообрядческий церковно-общественный журнал "Слово Церкви", № 16, 17.04.1916; "Прежние и нынешние искатели архиерейства" – Журнал "Церковь", №№ 5, 8, 1913 г.

Возврат к списку